Киево-Печерская Лавра
Киево-Печерская Лавра. Фото: Star61 / WikiCommons

«Ми громадяни України»: как бывшая «московская» православная церковь борется за Киево-Печерскую лавру и выживание

В пасхальную ночь в храмах Киево-Печерской лавры отслужили литургию представители двух конкурирующих церквей – Украинской православной церкви (УПЦ), ранее Московского патриархата, и Православной церкви Украины (ПЦУ) Константинопольского патриархата. Для ПЦУ это первая пасхальная служба в главном монастыре страны. Для УПЦ, вероятно, последняя: с конца марта Министерство культуры Украины расторгло с ней контракт на аренду лавры, но монахи отказываются покидать монастырь. Конфликт в лавре обострил вопрос о статусе церкви в условиях войны – и о будущем украинского православия.

С середины марта прихожане УПЦ ежедневно собираются в лавре, чтобы защитить ее от  «захвата», а у стен лавры стоят протестующие – они выступают против присутствия Московского патриархата в Украине. И те, и другие стоят с украинскими флагами, звуки молитв смешиваются с криками «Геть московского попа» и «Ми громадяни України». Площади лавры патрулируют сотрудники Полиции Диалога – специальной службы, которая работает в Украине на массовых мероприятиях. Хотя насилия до сих пор удавалось избегать, диалог едва ли возможен. 

Министерство культуры обвиняет УПЦ в незаконном строительстве на территории лавры – памятника ЮНЕСКО. Иерархия УПЦ считает, что это лишь предлог: она занимала помещения и храмы лавры все постсоветские годы, а договор решили расторгнуть только сейчас, в разгар войны. Протестующие уверены, что УПЦ в целом – агенты Москвы. В Москве патриарх Кирилл вступается за УПЦ и называет преследователей безбожниками, чем только усугубляет положение дел. А ПЦУ, тем временем, зарегистрировала монашескую общину через дорогу от лавры и готовится занять монастырские помещения, как только они станут свободны.

Молитвенное стояние УПЦ в Киево-Печерской лавре 31 марта 2022. Монахи демонстрируют украинский флаг. Фото: Группа «МИРЯНИ»  / Facebook
Молитвенное стояние УПЦ в Киево-Печерской лавре 31 марта 2022. Монахи демонстрируют украинский флаг. Фото: Группа «МИРЯНИ» / Facebook

Формально УПЦ объявила о разрыве с Московским патриархатом в специальном постановлении собора в мае 2022 и перестала поминать на богослужениях патриарха Кирилла в качестве своего предстоятеля, но на фоне войны этот жест не выглядел убедительно. Более того, внутри самой УПЦ не все его приняли. Епархии в Луганской и Донецкой областях не послушались решения собора и продолжили поминать патриарха; в нескольких случаях именно священники на оккупированных территориях становились наводчиками для российской артиллерии. Да и вообще коллаборационизм – одно из самых частых обвинений, звучащих в Украине в адрес клириков УПЦ. Но даже с украинской стороны фронта среди членов УПЦ есть те, кто придерживается пророссийских взглядов и утверждает, что глава УПЦ митрополит Онуфрий ушел в раскол.

Перспектива раскола уже не первый десяток лет внушает страх православным украинцам. В советское время от РПЦ откололась катакомбная церковь, потом в 1992 году митрополит Филарет (Денисенко) создал Киевский патриархат, который не признал никто в мире, а себя провозгласил патриархом. Обе эти церкви в глазах УПЦ МП были раскольниками – хотя внешне они выглядят так же, как и УПЦ, но на деле являются неканоническими и «безблагодатными». В 2018 по ходатайству Петра Порошенко в Украине наконец появилась каноническая автокефальная (то есть в церковном смысле суверенная) церковь, независимая от Москвы – ПЦУ, в которую частично влились общины двух раскольных церквей. Она была создана по благословению Константинопольского патриарха и ее признали многие церкви мира, кроме, естественно, РПЦ и УПЦ МП. 

ПЦУ и УПЦ оказались соперниками не только за души православных, но и за храмы, и конфликт в лавре стал апогеем передела собственности. В Украине каждый храм находится в пользовании общины, но членство в общине никак не закреплено. Поэтому если появляется группа людей и регистрируется как община ПЦУ, она автоматически может претендовать на использование храма. Во многих случаях общины полностью переходили из УПЦ в ПЦУ, но нередко случались расколы внутри прихода. Муниципальные власти обыкновенно предпочитали забрать храм у общины УПЦ и передать ПЦУ. В УПЦ такие ситуации называют рейдерскими захватами.

«Возможно, эта церковь просто не собирается быть автокефальной»

В январе 2022 правительство Украины внесло законопроект о запрете религиозных организаций, аффилированных с Россией, и если он будет принят, то УПЦ окажется вне закона. Украинские эксперты выяснили, что отделение УПЦ от МП не было канонически правомочным – иными словами, оно не соответствует церковному праву и установившейся практике.

Павло Смыцнюк, богослов и научный сотрудник Принстонского университета, а в прошлом – директор Центра Экуменических Исследований из Львова, считает, что заявления УПЦ об отделении от Москвы были слишком двусмысленными. «Если бы в документе присутствовало слово «автокефальная церковь» вместо «независимая» от МП, то это звучало бы убедительнее. Но слово «автокефалия» для них токсичное – они долго пугали свою паству концепцией автокефалии, чтобы объяснить, что не так с ПЦУ. Если бы они попросили другие православные церкви признать их независимость, то тоже было бы больше оснований верить им. Но они предпочли быть в непонятном статусе. Возможно, эта церковь просто не собирается быть автокефальной, а заявления делает в ответ на общественное давление. Кроме того, есть проблема с коллаборационизмом. Да, наказание за такие преступления должно быть индивидуальным, но складывалось впечатление, что как институция они покрывают коллаборационистов». 

Тем не менее возможный запрет УПЦ Павло считает нарушением религиозной свободы. «Это будет трагедия и для этой церкви, и для Украинского государства. Даже если закон о запрете будет принят, то работать он будет через суд, и придется в индивидуальном порядке запрещать деятельность каждого отдельного прихода. Это будет очень сложный и болезненный процесс».

«Кирилл подставил нашу церковь»

Среди прихожан Киевско-Печерской лавры пророссийские настроения не популярны. «У нас никогда такого не было, чтобы кто-то тут агитировал за Россию или за Путина, – говорит Анастасия, прихожанка лавры с 1998 года. – Если бы Россия не напала на Украину, то не было бы гонений на нашу церковь. Если бы Кирилл не говорил, что это русская церковь, то нас и не стали бы выгонять. Я считаю, он подставил нашу церковь».

Несмотря на безусловную поддержку украинской иерархии, Анастасия боится, что разрыв связей с Москвой может означать для УПЦ утрату каноничности и, по ее словам, «причастие может стать недействительным». Но другой канонической церкви, с ее точки зрения, на территории Украины нет. «Я ходила в 1998 несколько месяцев в УПЦ КП (канонически непризнанную православную церковь Киевского патриархата. – «Полигон медиа»), и там не было благодати. А ПЦУ – это вообще не церковь, это сброд. Я думаю, что ПЦУ скоро перейдет под католиков».

Представление, будто бы ПЦУ – прокатолический проект, в головах прихожан успешно насаждали из России. Павло Смыцнюк отмечает, что митрополит РПЦ Иларион (Алфеев) уже в 2018 году публично заявлял, что автокефалия ПЦУ – это первый шаг для обращения украинцев в католичество. Недавно о том же стали писать Z-блогеры: Руслан Осташко опубликовал у себя в телеграм-канале фейковую картинку с текстом Символа веры (молитва, в которой содержатся все основные положения и догматы Православной Церкви. – «Полигон медиа»), якобы исправленным ПЦУ на католический манер. Летом 2021 года похожая листовка действительно могла висеть в храмах ­– ПЦУ тогда утвердила официальный перевод Символа веры на украинский язык и разослала его по приходам – но на фотографии приведен совсем другой текст. Картинка разлетелась по Facebook группам и страницам прихожан УПЦ.

Фейковое объявление с измененным текстом Символа веры. Фото: Дмитро Оржеховський / Facebook
Фейковое объявление с измененным текстом Символа веры. Фото: Дмитро Оржеховський / Facebook

«Переходный период»: куда уходят из УПЦ?

Анастасия, как и многие из защитников лавры, уверена, что никто из бывшей «московской» УПЦ никогда не уйдет в «константинопольскую» ПЦУ. Но согласно статистике ESPRESO.tv за год войны из УПЦ в ПЦУ перешел 761 приход, хотя за предыдущие три года случилось всего 563 таких перехода (всего в УПЦ порядка 12 тысяч приходов, а в ПЦУ – более 7 тысяч. – «Полигон медиа»). Не всякая община может достичь единодушия и преодолеть предубеждения в отношении ПЦУ, годами копившиеся в сознании прихожан. Поэтому священник Андрей Пинчук из с. Волосское в Днепропетровской области предложил обратиться к Константинопольскому патриарху Варфоломею с просьбой создать специальный экзархат для приходов, которые хотят выйти из УПЦ, но не готовы влиться в ПЦУ, подчиненную тому же Варфоломею – «на переходный период». Сейчас он собирает подписи священников, чтобы отправить патриарху официальное обращение.

Несмотря на бó‎льшую численность общин, по количеству прихожан УПЦ почти в два раза уступала ПЦУ еще до начала войны – 13% украинцев считали себя членами УПЦ против 24% у ПЦУ. Кроме того, примерно 20% украинцев считают себя «просто православными», и если раньше они ходили в любой храм, то теперь некоторые из них принципиально не ходят в храмы бывшей «московской» УПЦ.

Марина выросла рядом с храмом УПЦ в Харькове и регулярно туда ходила, но после начала войны и серии репортажей о коррупционных бизнес-схемах в митрополии, стала ходить в храм неканонического Киевского патриархата. «Тут священники приезжают в храм на велосипедах, а у храма Московского патриархата стоит огромный автопарк, и Toyota там – самая простая машина. Я не хочу, просто не хочу туда ходить. Это принципиальная позиция».

Есть и те, кто совсем уходит из церкви, разочаровавшись. Православный психолог и прихожанка УПЦ Яна Агоева считает, что нынешний кризис лишь вскрыл давние духовные проблемы мирян. «Ко мне часто приходят люди и спрашивают, как могут батюшки поддерживать войну и что это за беспредел. У меня к таким людям один вопрос: а Христос где? Мы часто на сессиях обнаруживаем, что корень проблемы – духовный кризис. Человек ходил в церковь, соблюдал обряды, старался жить по канонам, а в итоге осознал, что истинной веры в нем нет. И он понимает, что главное, что он может сделать сейчас – это направить свой взор на личные отношения со Христом. А Господь приведет каждого туда, куда нужно».

Пасха 2023

В пасхальную ночь в конце службы все священники РПЦ зачитывали пастве послание патриарха Кирилла: «Мы как христиане не можем оставаться безучастными к бедам и лишениям наших братьев и сестер, сердца которых опалены огнем междоусобного конфликта». А в Запорожской области около 2:30 по Киевскому времени российские войска обстреляли ракетами С-300 поселок Камышеваха. Одна из ракет попала в церковь Архангела Михаила 1906 года постройки. В 5 утра там должна была собраться община Украинской Православной Церкви, чтобы начать пасхальные богослужения. Храм был полностью разрушен. Никто не пострадал.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Олег Буклемишев, экономист
«Не надо думать, что миллиард долларов — это для вас»: экономист Олег Буклемишев о «структурных трансформациях» в России