Владимир Путин. Фото: Пресс-служба Кремля

Война за легитимность. Зачем Путин напал на Украину

Путин никогда не любил выборы. Как много раз было сказано, в его жизни были одни относительно честные и конкурентные выборы — и он их проиграл. Это были выборы мэра Санкт-Петербурга в 1996 году, когда Путин возглавлял штаб Собчака. Несмотря на то, что в итоге это событие вознесло Путина на невероятные высоты, тогда это стало для него шоком, от которого он никогда не оправился. 

Отказ от непредсказуемости

Очевидно, тогда он и сделал для себя вывод: честные конкурентные выборы опасны, потому что их можно проиграть и потерять власть. С тех самых пор Путин старался избегать любой непредсказуемости и неопределенности на выборах.

В 2000–2018 годах Путин решал вопрос со своей победой через широкий спектр фальсификаций, манипуляций и административной мобилизации. При этом и его популярность в стране, и социально-экономическое положение были иными. Тем не менее, даже во вполне успешные для себя годы Путин методично сворачивал демократию и удлинил сроки президентской каденции, чтобы выборы проходили реже.

Как теперь выясняется, все это было совсем не зря. Популярность политика, успешность его деятельности, восприятие гражданами происходящего в стране — все это зависит от множества факторов, часть из которых нельзя контролировать. Например, никуда не деться от возраста и растущей усталости избирателей от несменяемой власти одного человека.

Пока Путин оставался популярен и успешен, он постоянно готовился к тому времени, когда всего этого или не станет вовсе, или же оба показателя необратимо покатятся вниз. И вот это время настало.

Борьба за популярность

В 2014 году падение популярности Путина ненадолго задержала быстрая и бескровная оккупация Крыма. Потом падение возобновилось, проблемы усугубились пандемией и стагнацией экономики. Но успешная реализация плана с референдумом по поправкам к Конституции показала, что политические ритуалы в России полностью оторваны от реальной жизни и власть может обеспечить себе видимость победы в любых голосованиях.

Окончательно все стало понятно после выборов Государственной Думы в 2021 году: даже если какие-то их результаты оказались неприятными для Кремля, при окончательном подведении итогов выборов он все равно получил то, что хотел — полностью подконтрольную Думу. Затеянная Кремлем реформа местного самоуправления по сути своей направлена на еще большое отчуждение граждан от власти и практических результатов их волеизъявлений. Если добавить сюда зачистку свободных медиа, растущий контроль за интернетом и организационный разгром оппозиционных структур, то картина получается совсем безрадостная.

Битва за легитимность

Казалось бы, Путин решил все стоявшие перед ним задачи и может править пожизненно, не опасаясь поражения ни на каких выборах и не боясь появления влиятельной оппозиции в парламенте или хотя бы критики в СМИ. Но в реальности систематическая профанация выборов привела Путина к совершенно иным проблемам: раз выборы ничего не решают и совершенно управляемы, тогда какой смысл считать их гарантией своей власти, обоснованием права на нее? Ведь и все окружение Путина, и чиновники на местах прекрасно знают, как куются его электоральные победы, а значит, имеют все основания рано или поздно прийти к выводу, что на месте Путина может быть кто угодно.

В конце концов, какая разница, под кого фальсифицировать выборы? Если победитель заранее известен, и вся электорально-административная машина работает на победу согласованного Кремлем кандидата, то что помешает какому-нибудь Мишустину набрать те же самые 75 процентов? Тем более, что в свое время на президентских выборах даже ничтожный Медведев якобы набрал 70 с лишним процентов, а ведь это было в 2008 году, когда никакого электронного голосования и прочих новшеств последних лет не было даже в помине. Про пропаганду и говорить нечего: она в любой момент может переориентироваться на кого угодно и славить его с тем же энтузиазмом.

Словом, для стареющего и явно склонного к параноидальной подозрительности Путина все это выглядит очень двусмысленно.

К сожалению, выход, придуманный Путиным, чреват катастрофой и для России, и для всего мира. Обосновать свое право на пожизненное неограниченное правление в России Путин решил по рецептам Юлия Цезаря и Наполеона — через военные победы и военную же диктатуру, возведенную в норму жизни. Тут не лишним кажется напомнить, что древнеримское государство официально продолжало считать себя республикой до последних дней своего существования, в то время как по сути оно уже много веков было империей, то есть — перманентной военной диктатурой, верховная власть в которой принадлежала императору-главнокомандующему и переходила от одного человека к другому без какого-либо участия населения, в результате борьбы внутри высшего военно-политического руководства.

Путин решил «проблему-2024» и все другие свои политические проблемы, начав войну с Украиной. Лидер страны-агрессора, главнокомандующий победоносной армией (а в победе он едва ли сомневается) — нужны ли ему вообще выборы? Победа дает абсолютную легитимацию и сама по себе, так уж повелось с древних времен. И Путин как человек с глубоко архаичным мышлением свято в этом убежден.

Плохо с экономикой, инфраструктурой и всем прочим — ну что делать, надо терпеть, это весь мир наказывает нас за нашу победоносность. Нет альтернативы, нет перспективы, нет развития — ну и не надо, зато есть славное прошлое, армия и победы. Такая логика может стать последним аргументом для Путина на все последующие годы. И она наконец-то избавит его от забот, связанных с выборами.

Теперь уже совершенно не важно, состоятся ли президентские выборы в 2024 году или раньше, будут ли они всенародными или Конституцию опять поменяют, и Путин получит возможность пролонгировать свое правление через плебисцит или получать полномочия от какого-нибудь органа.

Власть Путина над Россией теперь — власть военного лидера, неоспоримая и несменяемая.

Впрочем, есть один нюанс. В случае каких-то военных неудач, Путин утратит и власть. Так что в каком-то смысле теперь Путину можно противостоять только с оружием в руках и свергнуть его можно, только победив на поле боя.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Алексей Навальный. Фото: Юрий Белят / «Полигон. Моно»
«Он убит Путиным». Что говорили в мире о смерти Алексея Навального